Новости

Любовь зла

Столь маститому специалисту, да к тому же кандидату биологических наук следовало бы знать, что как в животноводстве, так и в кинологии аборигенной породой считается коренная местная порода какой-либо области или страны, не подвергшаяся скрещиванию с другими породами и имеющая свои характерные особенности. По определению карело-финская лайка не может быть аборигенной породой, да к тому же российской, как ее от избытка чувств величают.

Далее Лариса Артуровна утверждает, что «карело-финская лайка существует более 90 лет». По-видимому, за дату рождения принят 1925 год. Именно в этом году состоялся первый Всесоюзный съезд кинологов, основной задачей которого было утверждение стандартов промыслово-охотничьих собак. Через семь лет, в 1932 году, Всесоюзное кооперативное объединение издательств (г. Ленинград) выпустило брошюру, которая так и называлась «Стандарты промыслово-охотничьих собак, утвержденные Первым кинологическим съездом в 1925 г.».

Приступая к работе над стандартами, специальная комиссия по лайкам пришла к неутешительному выводу: «Принимая во внимание, что за последнее десятилетие типы лаек, как зверовых, так и промысловых, настолько изменились вследствие неумелого подбора производителей, близкого их между собой скрещивания, смешения лаек с другими чуждыми породами собак, что создание для них точного стандарта в настоящий момент не представляется возможным, к составлению стандарта лаек не приступать». Но тем не менее стандарты на зырянскую, карельскую, вогульскую, остяцкую, вотскую и самоедскую лайку были разработаны и опубликованы.

Как мы можем видеть, уже более девяносто лет назад аборигенные лайки коренных народов России были перемешаны не только между собой, но и с чуждыми породами собак. Помимо этого, серьезную угрозу становлению охотничьего собаководства представляли негативные последствия близкородственного разведения. В комплектных псовых охотах, которые как эстафета передавались из поколения в поколение, был накоплен уникальный опыт племенного разведения охотничьих собак, поэтому к рекомендациям корифеев псовых охот следует относиться более чем внимательно. Что же касается маленькой рыженькой лаечки, то на Первом кинологическом съезде о ней вообще речи не было.

Хотелось бы обратить ваше внимание на одну принципиальную особенность первого после октябрьского переворота кинологического съезда — поражает разнообразие пород, которые попали в поле зрения. Так в группе гончих были стандартизованы: русская гончая, английская гончая (фоксгаунд), англо-русская гончая, арлекин, брудастая и польская паратая гончая.

Среди борзых: русская псовая, горская, крымская, туркменская, английская, хортая. Не осталась без внимания ни одна самая малочисленная порода. Естественно, не обошли вниманием аборигенную карельскую лайку, характерной особенностью которой являлись: «Рост в среднем 61-62 см. Окрас основной — серый, волчий, но может быть с различными оттенками: темно- и светло-серый, серо-рыжий. Масть распределяется таким образом, что спина всегда темнее остального туловища. Голова и оконечности светлее».

Самый авторитетный специалист по лайкам того времени, выдающийся государственный и общественный деятель царской России князь Андрей Александрович Ширинский-Шихматов, обследовав северные районы европейской части страны, в 1895 году издал «Альбом северных собак», в котором поместил фотографии аборигенных зырянских и карельских лаек. Его описание карельской лайки и было взято за основу стандарта, утвержденного в 1925 году.

С давних времен Карелия, как неотъемлемая часть России, активно заселялась русскими, которые привозили туда массу своих охотничьих собак. Говорю это для того, чтобы развеять домыслы о существовании «аборигенной карелки», тип которой необходимо сохранить в «российской породе» под названием карело-финская лайка. Как уже отмечалось, необходимым условием для существования любой аборигенной породы является генетическая изолированность, исключающая скрещивание с представителями других пород, чего в Карелии к 1925 году не могло быть.

 

Информацию том, когда и где в Советском союзе впервые появились маленькие рыженькие лайки, можно получить, познакомившись с каталогами выставок охотничьих собак, проведенных в Ленинграде в начале 30-х годов прошлого века, куда были завезены, не удивляйтесь, «финские лающие легавые» (так до 1936 года в Финляндии называли финских шпицев).

На представителей этой экзотической породы с несуразным названием были вынуждены оформить одноколенные родословные как на финно-карельских лаек. Официально о финно-карельской лайке в отечественной кинологии впервые заявили в 1939 году, когда на эту привнесенную извне и переименованную на наш лад породу был утвержден стандарт, практически полностью переписанный со стандарта финского шпица.

Созданием неведанной в России породы руководил председатель секции собаководства Ленинградского общества охотников и рыболовов А.П. Бармасов. В 1927 году ответственным за охотничье собаководство был назначен Наркомзем СССР, так в то время называлось Министерство сельского хозяйства. В 1931 году для изучения состояния собаководства на севере страны была проведена экспедиция Всесоюзного института животноводства и ОСОАВИАХИМа.

В 1936 году Наркомзем принял решение показать отечественных собак на открывавшейся в 1939 году Всесоюзной сельскохозяйственной выставке. В ходе подготовки к этой выставке Наркомзем поручил профессору А.В. Федосову, председателю секции лаек «Всекохотсоюза» А.В. Вахрушеву и вышеупомянутому А.П. Бармасову (все эксперты-кинологи — Всесоюзной категории) подготовить стандарты на породы охотничьих лаек. В 1939 году кинологическое совещание приняло пять новых временных стандартов лаек, где место самоедской заняла финно-карельская лайка.

В преамбуле к стандарту на нее отмечалось: «Это самая мелкая шакало-образная лайка, в свою очередь образовавшаяся из аборигенных карельских разновидностей путем скрещивания их с финскими и норрботтенскими лайками, проникавшими из соседней Финляндии в северные и северо-западные районы Европейской части РСФСР».

Благое намерение вывести в Ленинграде очень удобных для городского жителя лаек перечеркнула Великая Отечественная война. За годы блокады Северной столицы все немногочисленное поголовье «породы» было утрачено. После окончания войны начинается второй этап в истории финно-карельских лаек, которые в Ленинграде в кратчайшие сроки возродились благодаря завезенным туда трофейным финским шпицам.

Подводя итог проделанным исследованиям, можно вполне обоснованно заявить: «Мы считаем, что карело-финских и финских лаек можно считать единой породой». С данным мнением категорически несогласна Л. Гибет: «Совершенствование карело-финской лайки в соответствии со Стандартами шло почти до середины 70-х годов ХХ века, пока не ввели кровь финского шпица», — пишет она в своей статье.

«27.02.1972 года Л.А. Гибет, после проведенных тесных инбредных вязок принадлежащего ей Ристинокки 1025/лкф с сестрами Лахти 1026/лкф, Айно 1019/лкф (трижды), Нюмой Иорданского с инбридингом на финского шпица Бодрого-Налле СФ 3998/62 ЛООиР и других аналогичных вязок, обратилась в Главприроду МСХ СССР с обстоятельным письмом о необходимости переименования названия породы в «финскую лайку», обосновывая это проведенной селекционной работой с породой», — утверждает В.В. Григорьев. В свое время незабвенный Козьма Прутков задал вполне резонный вопрос: «Если в клетке лев, а написано — «осел», кто в клетке?»

Мы столкнулись с аналогичной ситуацией. Строго говоря, в клетку посадили «финскую лающую легавую», а повесили ярлык — «финно-карельская лайка». В 1952 году данное название необоснованно заменили на «карело-финскую лайку». Эту дату и следует считать за год рождения «аборигенной российской породы».

Сетуя на принятый Всесоюзным кинологическим советом МСХ СССР в 1979 году стандарт карело-финской лайки (подготовленный самой Ларисой Артуровной в соавторстве с супругом и ею же представленный кинологическому совету), наша героиня в его преамбуле отметила: «Карело-финская лайка близка по экстерьеру к финской лайке, но существенно отличается от нее по своим рабочим качествам: финская лайка специализирована в работе по боровой дичи, тогда как карело-финская лайка проявляет способности к работе по многим видам охотничьих зверей и птиц, подобно другим охотничьим лайкам СССР».

К сожалению, проблем в охотничьем собаководстве, как, впрочем, и в охотничьем хозяйстве накопилось больше, чем достаточно, но вся беда в том, что их решать некому.

Источник: ohotniki.ru

Нет комментариев

    Оставить отзыв