Новости

За куропатками и не только

В этом сезоне всем владельцам подружейных собак Средней полосы природа приготовила своеобразный сюрприз, фактически лишив их охоты на самые распространенные объекты болотно-луговой и полевой дичи в лице коростелей и перепелов.

ООба вида, по мнению некоторых специалистов, попали в очень непростые для выведения птенцов погодные условия в конце мая — начале июня, что привело к массовой гибели молодняка этих видов птиц. Косвенно эти наблюдения подтверждаются появлением в конце августа — начале сентября вторых выводков птенцов коростеля и перепела. Значительно лучше дело обстоит с куропатками. Здесь определяющую роль, вероятно, сыграли резко увеличившиеся в последние годы посевы зерновых и мягкие зимы. Такого количества полноценных (по 20 и более) выводков в Подмосковье не было давно.

Уже который год мы с друзьями ездим за куропатками на юг Московской области в Серебряно-Прудский, Каширский и Зарайский районы. Здесь много полей постоянно засеиваются пшеницей, рапсом и даже просом, что создает прекрасную кормовую базу для этих птиц. В свою очередь обилие оврагов, заросших кустарником и высоким бурьяном, создает оптимальные условия для ночлега и зимовки.

…Раннее утро. Середина сентября. Погода просто идеальная для охоты с легавыми собаками — пасмурно, но без осадков, дует слабый, но постоянного направления северо-западный ветер, температура в течение суток почти не меняется и держится в интервале от +8 до +10 °С. Нас — трое охотников: Георгий, Андрей и я, а также три курцхаара: Вайс, Айя и моя Юта.

Подойдя к картам скошенных полей с пшеницей, пускаем собак в поиск — охота началась. Уже через десять минут с края поля из-под Вайса взлетает шумовая стая куропаток — десять–двенадцать и, сделав большую дугу, улетает в сторону деревни в некось высотой в человеческий рост. Да, умеют куропатки прятаться во время опасности.
Точное место посадки стаи увидеть никому не удалось из-за высоких кустов на краю поля. Мы с Ютой, будучи самыми близкими к севшей стае, заходим опять на край поля и идем на ветер. Собака пытается идти челноком, но это больше напоминает движения прыгающего кенгуру, чем легавой собаки. Трава такая высокая, что уже через несколько метров теряю собаку из виду. Ситуацию спасает звонкий колокольчик, надетый собаке на шею. Звон его хорошо слышен, когда собака активно двигается, и когда он замолкает, это значит, что собака перешла на стойку и к ней нужно быстро, но осторожно идти.

Осторожно не получилось. Хруст высокого бурьяна буквально поглотился звуком поднятой в воздух стаи, напоминающим маленький взрыв. Подъем стаи хотя и был ожидаем, но, как всегда, оказался очень эмоциональным. Навскидку стреляю дуплетом «восьмеркой» дисперсантом и вижу, как из стаи вываливаются сразу три куропатки. Слышу, что мои товарищи сопровождают улетевшую стаю еще несколькими выстрелами. Первая мысль — как же непросто их теперь будет найти. Ютка начинает свою привычную работу по поиску битой дичи. Подана сначала одна, потом вторая куропатки. Третья оказалась подранком и была поймана метрах в двадцати от места падения. Оказалось, что Жоре удалось выбить из стаи еще одну куропатку. Без трофея остался только Андрей.

Дальше охота, как это часто бывает, перешла в русло «трудовых будней», то есть длительного хождения по угодьям с целью встречи с вожделенным объектом животного мира в виде серой куропатки. Проще говоря, четыре часа поисков по перепаханным полям и стерне дали результаты только к середине дня.
Жоре с Вайсом удалось найти новую стайку примерно такой же численности, что и первую — голов в десять. На этот раз куропатки сидели на краю скошенного поля, примыкающего к старому, давно заброшенному строению, напоминающему насосную станцию. В это время мы с Ютой находились от места подъема примерно метрах в двухстах и сначала услышали звук выстрела и только потом увидели, как стая, разбившись на несколько частей, разлетелась в разные места. Кусты опять, как и в первый раз, спрятали от нас точное место посадки куропаток.

Больше полагаясь на интуицию и опыт, захожу против ветра и пускаю Юту коротким челноком, постоянно давая ей команды на разворот короткими свистками. Наконец, собака замирает в стойке, и, как по команде, впереди нее, метрах в десяти, из бурьяна взлетают две птицы, одна из падает после моего выстрела. Вторая куропатка на максимальной скорости полетела в сторону Оки, где благополучно приземлилась в непролазные заросли ежевики.

Почти сразу же после моих выстрелов прогремели выстрелы моих товарищей. На этот раз им удалось взять еще по одной куропатке.
Все наши дальнейшие попытки в течение получаса найти других особей разлетевшейся стаи ни к чему не привели.

После небольшого отдыха мы решили идти обратно к машинам, изменив немного маршрут движения. Мы с Ютой шли по убранному уже картофельному полю. Поскольку шли по ветру, собаке постоянно приходилось забегать далеко вперед и челноком двигаться мне навстречу. В какой-то момент я задумался, любуясь необычным сочетанием красок — видом зеленеющих озимых на фоне темных, почти черных, грозовых туч на небе. Из короткого забытья меня вывела стоявшая посреди совершенно открытого и ровного поля Юта. Стойка ее по этому виду дичи была мне очень знакома, но ведь это картофельное поле, а не потные луга с пасущимися коровами. Стало даже интересно. Подойдя к собаке, совершенно неуверенным в конечном результате, даю команду — «пиль!». Юта успела только чуть продвинуться вперед, как метрах в восьми перед ней поднялся и тяжело полетел дупель. Вот это сюрприз! После выстрела дупель упал и буквально «раскололся» от накопленного под кожей жира.

Пока шли дальше, все время обсуждали эту не совсем обычную для середины сентября и месту добычи дичину. Впереди показался переход на другое поле, где находилось пересечение мелиоративных канав, заполненных водой. Метров за двадцать Юта, высоко подняв голову, с галопа перешла на пружинящуюся потяжку. Легавые собаки в этот момент представляют себой поистине произведение искусства — голова вытянута вперед в одну линию со спиной, хвост слегка подрагивает от напряжения, все движения напоминают пружину, готовую в любой момент развернуться. При этом собака как будто плывет, медленно поднимая то одну, то другую лапу. Для меня потяжка легавой собаки даже намного красивее самой стойки, так как сочетает в себе, помимо скульптурности форм, еще и незабываемую динамику движения. Со стороны это выглядит просто потрясающе.
Совершенно спокойно перезаряжаюсь на более крупную дробь и вместе с собакой подкрадываюсь к канаве. Мы с Ютой уже точно знаем, что нас там ждет. Пара кряковых резко и с криком взлетает из канавы. Один точный выстрел «шестеркой» кладет тучного селезня на месте влета.

Все, на сегодня хватит и трофеев, и впечатлений. Ноги после пройденных километров гудят, но мысли уже летят вперед, готовя усталое тело к новым незабываемым впечатлениям от общения с природой. Еще один день счастья под названием «охота» закончился, но выразительный взгляд четвероногого друга говорит, что впереди есть еще много чего интересного на этом свете.
 

Источник: ohotniki.ru

Нет комментариев

    Оставить отзыв